Первый частный автомобиль в СССР

Печать PDF

Сейчас трудно такое себе представить, но в 20-е годы минувшего столетия иметь собственный автомобиль в СССР запрещалось. Ездить на автомобиле было прерогативой партийно-хозяйственной элиты, при этом все без исключения «стальные кони» принадлежали государству. Первым, кто нарушил этот запрет, был прославленный поэт Владимир Маяковский. Именно он в 1929 году купил и привез в Москву из Парижа новенький Renault NN.

Рено

До революции 1917 года такой проблемы в России не существовало. Иметь собственный автомобиль считалось делом престижным, к началу первой мировой войны счет автомобилям в собственности у российских аристократов и нуворишей шел уже на тысячи. Одной из популярнейших марок была Renault. На автомобилях этой марки ездили даже представители императорской фамилии. Специально для императора был сделан автомобиль лимузин-ландоле на шасси Renault, для наследника престола был приобретен «Renault ВВ», легкий автомобильчик, крайне простой в управлении и эксплуатации.

Все изменилось после октябрьского переворота. «Свое авто» оказалось в одном ряду с виллами, яхтами и прочими атрибутами «проклятого капитализма». Хотя автомобили за рубежом СССР продолжал покупать. К примеру, в 1925 году несколько десятков Renault было куплено для первого московского государственного таксопарка.

Владимир Маяковский смог купить автомобиль после успешной поездки в 1928 году в Париж, где выступления на поэтических вечерах, в том числе и перед представителями той самой русской эмиграции, наводнившей тогдашний Париж, принесли ему неплохие деньги. В Москву

Renault NN , серого цвета, с четырехцилиндровым двигателем мощностью 6(!) лошадиных сил был доставлен в начале 1929 года. Естественно, возникли сложности на таможне – сотрудники этого ведомства просто не имели инструкций на случай провоза автомобиля частным лицом, гражданином СССР.


Негативная реакция партноменклатуры и советской интеллигенции на такой неординарный поступок «первого пролетарского не заставила себя долго ждать. Пошли доносы и запросы, статьи, разоблачающие «обуржуазившегося» Маяковского. Поэт даже написал по этому поводу стихотворение , заканчивающееся такими строчками:

"Не избежать мне сплетни дрянной,
Ну, что ж, - простите, пожалуйста,
Что из Парижа привез "Рено"
А не духи и галстук".

 

Многие из знавших поэта в своих воспоминаниях высказывают мысль, что автомобиль Маяковский приобрел не для себя, а для Лили Брик, в которую долгие годы был безнадежно влюблен, и по ее просьбе. Действительно, сохранились письма Лилии Юрьевны Маяковскому в Париж, в которых она просит привезти ей «автомобильчик». Лилю часто видели разъезжающей по Москве на автомобиле Маяковского, однажды она даже попала в аварию. И на похоронах поэта в 1930 году её видели в траурном кортеже вместе с мужем все в том же сером Renault.

Renault

Однако причина вызывающего поступка Владимира Маяковского, ставшего первым советским автомобилистом – «частником», все же видится не амурной. Для футуриста Маяковского мир техники – автомобили, аэропланы, пароходы – был неотъемлемой частью его творческого бытия. Серый Renault он просто «вписал» в свою сложную и загадочную жизнь.